Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
Вчера я сидела, обнимая только что распечатанный диплом. "Душу греет?" - спросила Хранитель. "И её тоже", - согласилась я. Ну да, шестьдесят семь свеженапечатанных страничек. Тёпленький)
Возможно, я из нас всех один, кто не захотел бы сжигать свой диплом, мне в нём много чего нравится. А на то, что нинравица, я убила слишком много времени.
Сегодня я встретилась с Тэнзином и таки получила по ушам за то, за что ожидала получить по ушам ^_^ Но при этом Тэнзин отметил стиль, грамотность, неординарность и вообще сказал, что за последние лет пять-десять это лучшее, что у него писали. Предлагал соавторство и издавацца. Я смутилась и попросила время на раздумья.
Одним словом, я страшно довольна. Хоть и получила по ушам (особенно потому, что получила по ушам, бесить людей - моё предназначение значит, Тэнзину не пофиг, не пофиг!). Но я же знала, что получу, а так хоть рецензента развеселила. А некоторые места из отзыва и рецензии я бы вообще распечатала и приклеила... ну, хоть на фамильный герб.
Например, вот это: "В своей работе Е. А. Рыкова поставила цель «проанализировать иммортологические идеи в российской философии XIX-XX вв.», что предусматривает исследование тех трудов русских философов, в которых решаются проблемы смерти и бессмертия. Такое решение автор посчитала слишком простым..."
Или вот это: "Во-вторых, несколько неожиданно, но весьма интересно представлен литературный опыт зарубежных и отечественных писателей".
^_____^
Но, конечно, я отдаю себе отчёт в том, что мне очень-очень повезло. Философские работы - такая штука. Можно написать "интересное многоаспектное исследование", а можно - "чудовищная эклектика, граничащая с безвкусицей". Вон, даже к Дениске все долго привыкали.
Ничего не знаю, на эту аферу меня спровоцировала Немченко-сэнсей, я буду всё валить на неё х) Даже если она на самом деле ничего такого не имела в виду и вообще просто так сказала.
И да, я сдала все бумажки, все-все, мне больше не надо никого вылавливать для подписей, мне больше не надо клянчить у всех правильное оформление, Потолке, хорошо-то как.
Ещё я в процессе заделалась властелином принтера. В смысле, научилась сканировать и заменять картридж. То-то в субботу было весело - стоим с Хранителем одной ногой на пороге, я распечатываю диплом для Тэнзина, и на двадцать восьмой странице чернила кончаются. Хорошо, что у Советника тоже был принтер, а то нервозность дня подскочила бы до критической точки. Но оформлять бритиш-визу всё равно было в тыщу раз геморнее, нынешний жесткач по сравнению с тем - и не жесткач вовсе. Ну, или мне так кажется)
***
И ещё я успела прочитать "Американских богов", которые подозрительно смахивают на "Мой Рагнарёк" (или наоборот).

— В Штатах тоже церквей хоть отбавляй, — сказал Тень.
— В каждом городе. А то и в каждом квартале. И в нашем смысле толку от них примерно столько же, сколько от зубоврачебных кабинетов. Нет, в Соединенных Штатах людям, конечно, тоже случается слышать зов, по крайней мере некоторым: живет человек, живет, и вдруг до него доходит, что к нему обращаются некие высшие силы из глубин неведомых, и он подрывается с места и сооружает из пивных бутылок уменьшенную копию какого-нибудь чуда света, которое сам в глаза не видел, или воздвигает гигантское гнездилище летучих мышей, причем в какой-нибудь такой части страны, где летучих мышей отродясь не водилось. Придорожные достопримечательности: людей вдруг начинает с сумасшедшей силой тянуть в некое место, в котором — будь это в какой-нибудь другой стране мира — им бы и впрямь удалось пообщаться с той частью их же собственной души, которая не от мира сего; и там они покупают себе хот-дог, болтаются какое-то время по округе, и чувствуют удовлетворение, объяснить которое словами они не в состоянии — и глубокую неудовлетворенность где-то внутри, там, куда вообще не привыкли заглядывать.

Ворон снова каркнул — с раздражением. Тень решил подойти поближе. Ворон подождал, пока человек приблизится, и устало перемахнул на другое дерево, забрав слегка влево от того направления, которое первоначально взял Тень.
— Эй, — окликнул Тень, — Хугин, Мунин или как там тебя?
Птица повернулась, недоверчиво склонила голову набок и уставилась на него своими блестящими глазами.
— Каркни «Никогда»,[37] — сказал Тень.
— Иди в жопу, — ответил ворон. И пока они вместе пробирались сквозь лесные чащи, больше не произнес ни слова.

Тень давно подметил: если не смотришь сериал, натыкаться все время будешь на одну и ту же серию, даже через несколько лет: наверняка на этот счет есть какое-нибудь общекосмическое правило.

— Иногда, — сказала она Ацуле, — мне кажется, если я раскину руки, то упаду в небо, головой вперед.
— Это потому что ты разведчик, — ответила ей Ацула. — Когда умрешь, ты упадешь в небо и станешь звездой, чтобы вести нас по жизни.

— Во всей Библии Иисус только одному парню пообещал место рядом с собой в раю. Не Петру, не Павлу, и никому из всех этих ребят. А вору, приговоренному к смертной казни, которого распяли вместе с ним. Так что не трогай ребят из камеры смертников. Может, они знают что-то такое, чего не знаешь ты.

@темы: диктофон Дейла Купера, hito rabu, коллективное дуракаваляние, о не моём прекрасном, обычное субботнее утро юного философа, повседневная шизнь, сильно невыспавшееся добро