Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
Разговор в кофейне после ночной смены Хранителя.
Лис: - Кажется, мироздание меня троллит. Этак мы по всем ситуациям-клише пройдёмся. Такое впечатление, что я сдаю экзамен на настоящего maltсheka.
Хранитель: - Почему на maltcheka?
Лис: - Ну, на прошлой неделе мы разруливали ситуацию порядка "я пытался быть милым и шутить, а она заплакала и убежала". Сегодня у нас ситуация "девушка, которую я вчера встретил в баре, сегодня проснулась в моей постели, встану пораньше, чтобы сварить ей кофе".
Хранитель, смеясь: - Что ты имеешь в виду?
Лис, спокойно: - Ничего сверх того, что уже сказала.
Хранитель, внезапно становясь серьёзной: - А вот теперь шутки в сторону. Только не говори, что сейчас у нас дома лежит чьё-то пьяное малознакомое тело.
Лис: *молча пьёт кофе*
Хранитель: - Почему ты молчишь?!
Лис: - Тебе не угодишь. Ты же сама попросила этого не говорить!
Хранитель: *facepalm* Как? Как тебе удалось её туда затащить?
Лис, скромно: - Что значит - "как"? Мне не приходится прилагать дополнительные усилия, чтобы затащить кого-то к себе домой.
Нда. А ведь всего-то навсего зашла в тёплое ламповое местечко на пару минут, сказать одному из любимых голосов приветливое, ни к чему не обязывающее "бубубу" (беспокоилась, что на меня рассердятся, но нет, ржала вся стойка) и пойти баиньки.
Ага. Только я забыла, что эта персоналия очень любит свой родной город, в особенности ночью. Ну, не то чтобы забыла, сама так написала всё ж. Это, скорее, захватывающее чувство, когда идёшь по реке, схватившейся льдом, и лёд тебя держит. И ты делаешь ещё один шажочек.
В результате выдалась длинная ночь, в которой были крутые музыканты с драматической личной жизнью, чешские айтишники, итальянские физики и файрдансеры.
Надо, кстати, написать Марио. Узнать, как он там, и всё такое.

Честер.

@темы: это не я, это оно само, сильно невыспавшееся добро, наша маленькая психушка, наземление, коллективное дуракаваляние, диктофон Дейла Купера, hito rabu, ave claustrophobia