Хоно Сансет
Je te regarderai du coin de l'œil et tu ne diras rien. Le langage est source de malentendus. (с)
У меня были здорово наперекосячные выходные. В пятницу я забыла, что у меня репа (но мне туда по личным причинам и не хотелось идти). И тут в диаложке джазбэнда пишут - ну, в следующую-то приходи, без тебя как-то уже вообще не торт.
Ужос, до чего легко мною манипулировать.
В субботу персонажики решили подарить мне эпизод из тех своих, про которые я думаю, что это классные эпизоды. Отдавили мне штук пять больных мозолей и спровоцировали экзистенциальный кризис. Сначала я жутко злилась и чуть вообще было всё не бросила, но потом нашкодившая сторона объяснила, что это они не со зла и не по приколу, а просто хотели как лучше. Получилось примерно как в этих анекдотических ситуациях, когда у тебя родитель - какой-нибудь естествоиспытатель, и вот он сидит и жалуется на дефицит подопытных крыс, и тогда ты, герой с пластмассовым мечом, гордо идёшь в трущобы и ловишь ему там крыс. Но родитель почему-то не приходит в восторг, а громко вопит и к вящему твоему возмущению отпускает крыс на волю (если вообще не проводит на них совершенно другие опыты, под названием "сколько выстрелов из дробовика и ударов шваброй понадобится, чтобы уложить одну такую тварь"). А тебе, между прививкой от бешенства и дезинфекционным душем, объясняет, что под "подопытными крысами" чаще всего имеются в виду милые, славные кролики или, скажем, милые, славные котята. Но не чумные крысы-мутанты, Великий Потолке, как ты их выловил-то и где ты таких нашёл. Здесь наступает момент твоей героической легенды, и если родитель - хоть немного такой же придурок, как ты, в следующие выходные вы пойдёте шнырять по трущобам вместе (но никаких крыс - это твёрдое условие). Но про подопытных крыс я расскажу в следующий раз, потому что это совершенно отдельная тема для страданий мозгом.
Так или иначе, дорога привела меня в Аддис, потому что я там торчала все три из трёх прощальных дней. В первый день был кофе с молоком, во второй - вишнёвый сок с ромом (Аддис - это вечная точка психологической "Скорой помощи", я уверена, что там не обошлось без ангела смерти по имени Мэг, уже сама не помню, сколько раз меня там возвращали к жизни). В третий... ну, это был уже не день. Я прискакала туда к половине десятого вечера и ушла в пять утра. Я честно не планировала ничего такого. Это вообще была ночь между двумя рабочими днями. Я думала, что вообще опаздываю, потому что в десять должно быть закрытие. Но нет. Почему-то у меня теперь немножко болят мышцы пресса и шеи. С другой стороны, это логично, что они болят, мы всю ночь отжигали с последними выжившими. Не могу сказать, что надралась в зюзю, потому что помню примерно весь плей-лист (а также причину, по которой у меня болит правая нога - мы пытались изобразить что-то вроде буги-вуги под Lust for life и в какой-то момент я внесла туда элементы акробатического рок-н-ролла, наступив на самокат).
Хотя, возможно, плейлист я помню потому, что большую его часть в период с половины двенадцатого и до утра ставила именно я. Все были в восторге и бурно сожалели, что мало со мной общались. Ну, и без вот этого тоже не обошлось, конечно:
- Пойди поставь что-нибудь ирландское, ты должна шарить.
- Да вы бесите!
Возможно, последняя ночь будет воспета в героических балладах (строчки для неё я наговаривала на диктофон, лёжа ногами на лестнице в Аддис, а всем остальным - снаружи, на дне двора-колодца под светлеющим небом, нет, не потому, что была не в силах стоять или сидеть, просто символизировала переход и неопределённость).
В полночь мы вырубили всю музыку и сварили Последнюю Моку (в этом перерождении, разумеется). По-моему, это было единственное, что мы ничем не доливали - чистая и крепкая кофейная горечь, тишина подвала в 00:00 апрельского Петербурга.
Дальше опять началась трешатина. Посреди трешатины было и что-то довольно тихое, когда мы сидели с моим партнёром по акробатическому рок-н-роллу и делились впечатлениями. Иногда я благодарна суперспособности "глаза автора", а иногда нет, потому что эта гадина отключается только вместе со мной. С другой стороны, наткнуться на такого же собеседника - это интересно. И то, что мы танцевали, и то, что он варил последнюю моку, а я ставила музыку. Просто есть моменты, когда всё надо сделать правильно, и когда ты делаешь правильно не один - это дорогого стоит. Но когда приходится просто коммуницировать, становится сложно, потому что дальше должна быть синхронизация. Вы либо оба играете по-честному, не выделываетесь и не притворяетесь, либо продолжаете выделываться и притворяться, но тогда лучше вообще не коммуницировать. Мы предпочли не выделываться и играть по-честному, получилось здорово. Оказалось, что у него то же самое ощущение от всего этого, только он это назвал "пиром во время чумы", а я - Ночью Сказок (я имею в виду ту, перед выпуском).
И с одной стороны, нельзя совершенно спокойно знать, что теперь не получится просто зайти в Аддис по дороге. Но при этом я всё же понимаю, что Ночь Сказок - это уже больше, чем всё, на что может рассчитывать исчезающий мир.
***
Мальчик Антон, удивлённо: - Зачем тебе минералка?
Хоно: - Затем, что после этой ночи состав веществ в моём организме далёк от баланса.
Мальчик Антон: - После этой ночи?
Хоно: - Ну да. Мы начали в половине десятого, закончили в пять, в шесть я была дома, в семь-тридцать - на работе.
Мальчик Антон, недоверчиво: - Ты не выглядишь так, будто всю ночь кутила.
Хоно, поправляя зелёный шарфик: - Ирландская магия, друг мой. И минералка.

@темы: hito rabu, диктофон Дейла Купера, изба-причитальня, коллективное дуракаваляние, наша маленькая психушка, сильно невыспавшееся добро